КОЛЛЕКЦИЯ 2016−2017
в цветах палитры картины
Филиппа Малявина

«ВИХРЬ»
КОЛЛЕКЦИЯ 2017
в цветах палитры
картины
Филиппа Малявина
«ВИХРЬ»
Краски горят. Долго смотреть на них больно глазам, и все-таки оторваться не хочется. Что-то чарующее, влекущее к себе... В этом вихре красок есть что-то, стоящее за ними, какая-то жуть, что-то заставляющее задуматься о чем-то далеком от красок. Мне чудится всегда невольная и смутная разгадка чего-то особого в самом русском духе.
Сергей Голоушев ("Глаголь"), литературно-художественный критик (1855–1920)
Ф.А. Малявин. Вихрь. Фрагмент.
На «Вихрь» опасно смотреть. Малявин пробивает оболочку и затягивает все сильнее и глубже.
«Малявин передает природную русскую необузданность, силу и мощь через русских баб, хрупкий сосуд, несущий в себе такие силы, которые не приведи Господь высвободить.

Такого потрясающего эффекта невозможно достичь, если не жить в этой стихии, не понимать ее, не чувствовать ее всеми порами души и, как саламандра, пройдя через огненную стихию, сменив кожу, но оставшись по сути тем же, суметь сохранить память о ней.

Память о том, что внутри огня – пекло, в котором невозможно жить, но это тот огонь, что сжигает все наносное, чужеродное, неустойчивое и не жизнеспособное. И жить вне этой стихии саламандре тоже невозможно, она умирает».

Тина Гай, философ



«Малявин передает природную русскую необузданность, силу и мощь через русских баб, хрупкий сосуд, несущий в себе такие силы, которые не приведи Господь высвободить.

Такого потрясающего эффекта невозможно достичь, если не жить в этой стихии, не понимать ее, не чувствовать ее всеми порами души и, как саламандра, пройдя через огненную стихию, сменив кожу, но оставшись по сути тем же, суметь сохранить память о ней.

Память о том, что внутри огня – пекло, в котором невозможно жить, но это тот огонь, что сжигает все наносное, чужеродное, неустойчивое и не жизнеспособное. И жить вне этой стихии саламандре тоже невозможно, она умирает».


Тина Гай, философ
Впервые картина была выставлена на выставке «Мир искусства в 1906 году. Дочь Третьякова, Александра Павловна Боткина, входившая в совет Третьяковской галереи написала одному из её руководителей, И. С. Остроухову: «Малявин головокружителен и гениален». Вскоре «Вихрь» был приобретен у мастера и пополнил собрание Третьяковской галереи.
Мастер написал полотно красками, которые долго не сохли. Те, кто приходил в Третьяковскую галерею, говорили, что порой кажется, что красочная масса вот-вот придёт в движение.
Полотно шириной более 4-х метров занимает почти стену в экспозиции, лавиной обрушивая на зрителя ликующую стихию народного веселья, апогей крестьянской карнавальной культуры, гимн русской самобытности и способности в самых тяжелых испытаниях плясать и хохотать, поднимаясь над невзгодами, черпать силы для жизни и восставать из пепла. Вновь и вновь.
Ф.А. Малявин. Вихрь.
Государственная Третьяковская галерея, зал №38.
Создавая коллекцию мы постарались через объем, текстуру и цвет максимально передать ощущение наплывающих друг на друга красок и форм, живой движущейся массы, русского вихря, который — хотим мы того или нет — и по сей день в каждом из нас.
Создавая коллекцию мы постарались через объем, текстуру и цвет максимально передать ощущение наплывающих друг на друга красок и форм, живой движущейся массы, русского вихря, который — хотим мы того или нет — и по сей день в каждом из нас.
Made on
Tilda